№1

пʼятниця, 25 лютого 2011 р.

Глава 4

В камине горело пламя. Я сидел в полутьме в удобном кресле. Уселся в полулежачее положения откинувшись на мягкую спинку кресла я наблюдал как мерцающее теплое сияние огня похищает из тьмы грани полок с множеством книг. Оно предоставляло книгам магичности уравнивая вид с содержанием. Большое окно позади меня было закрыто досоками. Мне периодически нравилось сидеть так и просто смотреть на огонь, это успокаивало и давало отдохнуть от надоедливого внутреннего диалога. Но на этот раз дикий танец раздвоенных языков пламени завораживающе мой взгляд пробуждал волнующие предупреждения и упреки ядовитого подсознания. Его шумную ложь очень легко перепутать со спокойным и настойчивым шепотом душы, знающей все о тебе и знает все пути к истинному счастью. Я пытался слушать наставления души для тела и на удивление мне удалось это услышать, оно предоставило мне силу воскресить увявшие зародыши спокойствия и превратить их в кусты цветов на духовной клумбе. Я слушал внутреннего суфлера понемногу излечивая сознание от яда страхов и сомнений. В таком состоянии я просидел долгое время пока пылинки, которые висели в воздухе иногда плавно двигаясь в унисон с потрескиванием огня, украли в утренних солнечных лучей способность быть невидимыми обрисувавшы своими освещенными телами их контуры. Лучи пробивались между досками которыми было закрыто окно. Они словно пришли на смену света огня который уже закончил свою трапезу и скрылся оставив только своих маленьких детей-угольков доедать остатки древесины.
   
Я решительно поднялся с кресла подняв поток воздуха, которое заставило пылинки в воздухе панически кружить вокруг меня. Почувствовав свежесть блуждающего в комнате утреннего воздуха я с улыбкой поспешил покинуть ее. Выйдя я закрыл дверь с причудливыми коваными петлями и начал спускаться вниз по винтовой лестнице. Здесь было много света не ограниченного препятствиями так как окна были большими, но не закрытыми как на горе. От входа в одинокую забытую людьми башню слабо проглядывалась узенькая тропинка и ныряла в чащу. Спустившись по лестнице я на минуту задержался в проходе парадной арки башни и живо зашагал по тропинке тоже ныряя в кусты. Минута ходы в закрученных тенях зарослей и я уже протискивался боком в узком проходе между домами,который выводил меня на людную улицу на которой я вчера встретил материализацию своего страха. Но сейчас о мой монолитный душевный покой дрался легкий ветерок недоумение. Вместо того чтобы окунуться в поток людей я вышел на пустое необитаемое пространство улицы и судя по отсутствию шума - всего города. Тихо. Как в городе так и в голове. Этой ночью у меня произошло раздвоение личности, одна из которых принадлежала подсознанию в тайне от другой, душевной, подготовила маленький сюрприз или я больше не контролирую свой сон. Потерять над собой контроль означает потерять его и над сновидением. Но если часть меня до сих пор может контролировать выбор сценария то другая справится с этой задачей ничем не хуже. И я, в конце концов, еще был собой, хотя и не знал что задумала другая часть меня.
   
Настроившись я командирував все свое намерение, которого бы хватило на моделирование взрыва солнца в космосе и гибель планет в данной солнечной системе, на переход в тот вариант сценария который был до этого. Декорации менять было не нужно потому что они остались такими же. Я сконцентрировался закрыв глаза и уже был готов услышать шаги и голоса людей но ничего не изменилось. Я застрял. Что за фокусы? Вернее почему ...
   
--- ... Фокусы не действуют?
   
Я сел на скамейку недалеко от меня, стоявшей у стены дома на солнечной стороне улицы. Сейчас лучше будет не выпускать зубастые мысли из клетки умиротворения и самообладание, чтобы дотла не сойти с ума. Просто сидя, подперев лицо руками я между пальцев смотрел на призрачные тени домов. И тут я вздрогнул так маленькая бешеная мислишка протиснулась между решеткой и впилась своими ничтожными зубками в нервные окончания в тот момент когда мимо меня промелькнула тень, на мгновение разлеглась из соседней улице между тенями двух зданий. Я резко поднял голову, повернув ее немного в сторону и опустив брови, прислушался. Так и есть. Информация которую мне вприснула мысль после укуса подтвердилась: из соседней улице, как круги на воде, розходились вибрации воздуха созданных стремительными шагами и лязгом оружия. Я понесся звукам навстречу. Бежа по своей улице я наблюдал как с параллельной к етой улицы на моменты выглядывала тень соединяя тени двух соседних зданий когда ее владелец проходил пространство в пол шага между окончанием одного дома и началом следующего. С помощью этого маяка я мог рассчитать скорость бега, чтобы держаться чуть на расстоянии. Перейти на его улицу я мог еще не скоро ибо они объединялись только в самом конце переходя в продолговатую рыночную площадь. Протиснуться между домами я тоже не мог, этого расстояния хватало только на завесу солнечных лучей. Поэтому я разбежавшись обратил прямо на таран дома слева от меня, подпрыгнул, оттолкнулся ногой от выступлений на фасаде, резко взлетев вертикально в верх я поймался за край крышы, еще один порыв мышц и я уже выпрямлялся в полный рост на крыше встречая ликом порывы динамического ветра. Я не собирался показываться тому человеку на глаза, сейчас я хотел лишь непоспешливо наблюдать из укрытия пока не зародятся необходимые вопросы которые я мог бы задать. Переходя по крыше на противоположную сторону дома я осторожно заглянул за его край. Серая накидка, колеблась от движения вперед, хлынула в воздухе закрывая своего владельца чуть ли не с ног до головы показывая только его силуэт когда ткань на мгновения окутывала тело под действием дыхание ветра в спину мужчине. Из под нее выступали только черные кожаные сапоги с голенищами которые туго обвивали голени почти до колен и уделяли ходе устойчивости и уверенности, я медленно шел за ним по крышам сооружений, еще мне удалось разглядеть двуручный меч, время от времени показывался из под накидки и своей тяжестью рассекал воздух при ходьбе свисая в ножнах на поясе, короткий кинжал неподвижно держался за бок сапога на правой ноге, и еще на спине у него был ... что это? - мысленно спросил я себя. Еще немного подобравшись ближе я сузил зрачки и присмотревшись ответил на свой вопрос увидев настоящий дробовик. Тяжелый дробовик важно и нерушимо искрил играя солнечными лучами с помощью своей гладкой металлической поверхности на спине мужчины перекинув свою дьявольски черную рукоять через правое плечо. Дробовик во времена крестовых походов был бы очень кстати. 

  Пока я пробирался по крышам, а воин шел в низу по мостовой, к звукам наших движений добавился еще какой-то непонятный шум. Он доносился со стороны парадных ворот. По мере приближения шум становился более детализированным и принимал форму то возгласов людей, то лязга металла, то выстрелов огнестрельного оружия. Из за крыш зданий показалась рыночная площадь и шум невольно превращался в хаотичную симфонию битвы. Вояка достал двуручный меч из ножен и ускорил шаг. Меч он положил себе на плечо придерживая одной рукой за край его рукояти, так бело удобнее идти. Другой рукой он взмахнул капюшон обнажив голову на которой красовался ирокез. Хотя не стрижка красит голову, а ум. Я подумал что после этого меня уже ничего не удивит, но все еще впереди. Мы дошли до конца обеих улиц и перехода к рыночной площади и это означало что дальше я не смогу следить за воином из тайника на крышах домов. Долго не думая я спрыгнул вниз на улицу с которой начал свой путь перекотившись при приземленные, чтобы приглушить удар. Мужчина услышав мои неуверенные шаги позади оглянулся на миг не замедляя ходьбы и сказал спокойным тоном:
   
--- Догоняй, не хочу пропустить это.
    
Он продолжал идти, как шел. Я догнал его и мы уже шагали плечом к плечу глядя на сверкание мечей и топоров в толпе. Из всех людей которые принимали участие в битве отличалась одна команда в белых накидках. Все остальные были одеты по разному, но все избегали ярких цветов и у каждого было огнестрельное оружие.
   
--- Ради чего эта резня? --- Не сознательно сказал я увлечен действом впереди.
   
--- Для меня это развлечение, для кузнецов ресурс материалов, еще для кого тренировки ... --- ответил он не отводя взгляда от противостояния, --- подожди ... --- наконец он взглянул на меня --- ты недавно здесь?
   
--- Вообще то давно, но такого здесь еще не происходило. --- Признался я самому себе серьезным задумчивым тоном. Он улыбнулся в ответ.
  
--- После битвы поговорим и я тебя представлю другим, если хочешь можешь не принимать участия в резне, для тебя это пока не желательно. --- Сказал он. Я промолчал поскольку мы уже подошли почти впритык к толпе бойцов. Мужчина движением плеча столкнул свой меч в свободное падение, он описал полукруг держась краем рукояти за кисть руки и впился тяжелым лезвием первой жертве в торс прорубив плечо, и тогда лениво вторая кисть взялась за рукоять оправдавшы название двуручного меча. Упершись ногой в труп мужчина вынул меч и направив его вертикали концом в небо бросился в гущу битвы исчезнув из моих глаз. Теперь мои глаза были заняты наблюдением за атаками и ошибками моих соперников. Несколько минут напряженной битвы, в которой в паузах между смертью одного соперника и началом битвы с другим я не успевал даже сделать лишний вздох, и все закончилось нашей победой. Я остановился и почувствовал как мои вены и мышцы надулись и сжимали меня пульсируя синхронно с ударами сердца, осматривая место битвы которое было покрыто трупами я увидел еще несколько сцен добивание жертв. Другие уже собрались идти и понемногу отходя в сторону ждали других и приводили себя в порядок вытирая кровь с мечей и перезаряжая оружие. Я тоже вытер лезвие и спрятал его в ножны. Понемногу все двинулись в глубь города весело обсуждая битву будто удачный футбольный мач. Я шел чуть позади обдумывая все, несколько мужчин тоже не принимали участия в коллективной беседе и были заняты своими мыслями. Несколько мужчин еще суетились на поле брани снимая броню с убитых и забирая их оружие. Один мужчина в длинном кожаном пальто набрав себе пол дюжины мечей уже догонял нас держа их под мышкой одной рукой, а другой падкуривал сигарету. Еще один, одетый как пират, человек с современным револьвером вместо мушкета и в черных солнцезащитных очках подбирал кольчуги и складывал их на подставленные руки другого, одетого как современный солдат особого назначения, мужчины весело болтали и дружески подкалывая друг друга. Я решил подождать мужыка с сигаретой, он был старше других, на вид ему было пол сотни лет. Он подойдя ближе еще раз затянулся и выдыхая дым спросил меня:
   
--- И как тебя зовут, новичок?
   
--- Альберт. --- Ответил я без раздумий.
   
--- А я Ричард. И мы двинулись за всеми в глубь города.

пʼятниця, 18 лютого 2011 р.

Глава 3

    Дорога была приятной, но долгой и тянулась из песчаных дюн до мощных кованых ворот города. На линии горизонта виднелся только слабый силуэт, который давал знать о его приближении и внушал мне в душу покой. Из всех звуков, спокойной музыкой окружали меня и переплетались создавая четкую математическую формулу нот, больше отличался ритмичный стук подков моего коня о песчаную мостовую. Она неустойчиво и хаотично раскинулась по всей плоскости дороги кое-где скрываясь под песок. Дорога все интенсивнее начала менять свою песчаную окраску и превращаться в зеленый коридор. Сначала ветер расшатывал одиночные растения, которые пробивались между камнями  на обочине дороги, потом они уже создавали островки зеленого покрытия под небольшими кустиками, а под конец дороги деревья уже закрывали от мне горизонт и не давали разглядеть черты города. Я время от времени опускал голову когда мой конь проминав навесы из пологих и роскошных деревьев.
   
Все это я создал уже очень давно, с каждым сеансом только вносил какие-то новые детали и отшлифовывал старые. В этом мире сна где все моментально подчинялось моим мыслям я чувствовал себя как творец своей судьбы. После слепой бессознательной битвы мой конь, появившись ниоткуда, молчаливой гордой походкой предложил мне отдохнуть в седле и насладиться поездкой домой. На этот раз я не спешил и не искал легких путей исполнения своих желаний, времени у меня было достаточно. Этот сеанс уже побил мой рекорд по продолжительности пребывания во сне но я не волновался я не собирался возвращаться в реальный мир, не собирался просыпаться.
   
На смену зеленых арок с деревьев ко мне приближалась уже песчано-каменная арка парадного въезда в город и вместе с ней нарастал гул людей, я натянул на голову капюшон. Спрыгнул с коня и опустил голову так, чтобы капюшон закрывал мое лицо открывая только  подбородок прикрыт бородой, напряженные губы окружены выпуклыми мимическими мышцами и кончик длинного носа с острыми хрящевыми углами. Тень скакуна удалилась и я понял что он пошел пить воду из канавы выходивших из города. Вода была чистой и прозрачной. Я это знал но меня жажда не мучила, как и голод, усталость, боль, в этом мире не было такого но если бы я захотел это бы появилось. Ворота, несомненно, были открыты и я двинулся внутрь погружаясь в такие родные звуки, запахи и цвета своего мира.
   
Как только они остались за моей спиной, и я не спеша начал обходить людей в такой хаотичной но просторной и свободной толпе, мое настроение сдвинулось с мертвой точки без эмоциональности вверх и я повеселел. Не знакомые люди которые бегали по рынку, торговались, говорили, просто спокойно прогуливались были для меня такими знакомыми и родными. Я не управлял каждым человеком как марионеткой, я только выбрал один из бесконечного количества вариантов сценария моей судьбы, и все процессы выполнялись без моего вмешательства до тех пор, пока я снова не изменю вариант сценария, как кассету в магнитофоне.
   
Впереди меня, несмотря на свой почтенный возраст, довольно быстро шел воин со сломанным копьем вместо трости, его металлическим наконечником и своими потертыми сапогами он выстукивал интересную ритмическую партию. Я направился за ним, сравнял скорость ходьбы и синхронизировал свои шаги с его шагами, в голове начал подбирать мелодию под этот ритм, нота за нотой. Доходя до конца рынка, я почти вслух напевал свою партию пританцовывая. Старый, почесав бороду, обратилса к скамейке с оружием, а я продолжил свой путь вперед. Рынок позади, а впереди длинная улица, которую мне не терпелось преодолеть. Людей на ней почти не было, если не считать стражу с металлическими гербами города на поясе в виде пряжки. Моя одежда походила на их, только вооружение было высшего ранга, хотя я не принадлежал к стражи и не входил ни в одну организацию в этом призрачном мире. Я прошел половину пути, улица была совершенно пустой. Солнце уже начинало приближаться к краю неба и от всех предметов падали длинные, жуткие сюрреалистические тени.
    
--- Возвращайся, --- прохрипел кто то  сзади. Я резко развернулся всем телом и сделав еще несколько шагов спиной вперед остановился. Какой-то мужчина в черном балахоне с большим капюшоном на голове быстро удалялся от меня. Странно, почему я не видел его когда тот проходил мимо меня? Или я настолько был занят своими мыслями, или он подошел сзади.
    
Мужчина исчез в повороте улицы, а я, я думал. Это мое подсознание, скорее всего, подбросило мне этот сценарий. Я улыбнулся чтобы развеять всю серьезность данной ситуации и зашагал дальше. Я долго решался на этот шаг - познать мир сна до конца, но страх перед неизвестным и маленькие ядовитые капли сомнения поселились глубоко в куске плоти, уже 6 часов лежавшем на диванчике перед окном в реальности. Инстинкт самосохранения, без сомнения, будет и впредь пытаться убедить меня вернуться, пока я не буду уверен в безопасности своего эксперимента. Тело автоматически несло меня по улице без помощи сознательных решений. Тело, конечно я не думал о безопасности своего реального тела, оно погибнет без воды и пищи, но мне было все равно. Я думал о безопасности сознания, сможет ли она продолжить свое существование без биологического носителя? Другой вопрос который меня мучил - это воспоминания, если они умрут вместе с мозгом то умру и я. Я любил то все, что делает меня собой и не хотел меняться или терять что то из этого. 


Глава 4 

неділя, 13 лютого 2011 р.

Глава 2

   Свист меча, я пригнулся чтобы уберечь тело от развода с головой, почти одновременно с этим еще две атаки острых лезвий, которые хотели впиться мне в колени, я легко подпрыгнул, чтобы не задеть меча который еще пролетал у меня над головой, и в воздухе немного перекрутился назад вокруг оси меча, которого прижал горизонтально к поясу держа одной рукой за рукоять, а другой за конец лезвия, как руль мотоцикла, выпрямившись горизонтально к песчаной земле я на доли секунд завис в воздухе но этого хватило, чтобы два меча снизу и один сверху пролетели свою смертоносную орбиту не задев меня. Я грациозно приземлился на четвереньки, как кот. Все это длилось считанные секунды. Песок был горячим, резко поднявшись на ноги я увидел крестоносца, пожелавшего отрубить мне голову но его тяжелый меч не найдя опоры моей шеи потянул своего хозяина дальше по траектории полета и развернув его спиной ко мне в подходящий момент, я резко вонзил ему в спину нагретое солнцем лезвие меча под защитный панцирь. Солнце беспощадно жгло нас из своего полудневного положения высоко в небе. Моя одежда был намного легче тяжелой брони крестоносцев поэтому мне с легкостью удавалось избегать их атак. Еще Прикончив двух солдат ставшие ко мне в очередь за смертью я закружился в легком но одновременно устойчивому танцы между зубами атакующих меня мечей, ятаганов, пик и ножей поднимая вокруг себя тучи пыли. Белоснежная металлическая броня с красными крестами на груди мешала солдатам сравниться со мной в ловкости и их медленные но мощные атаки могли с легкостью дуновения ветра разрубить меня пополам. Мне удавалось быстро находить слабые места там где две части брони соединялись между собой оставляя тонкий промежуток для моего легкого как шелк меча. Моя белоснежная одежда из плотной ткани тесно сжимала торс и скрывалась в клубах пыли, на солнце сверкали только меч и иногда наручный нож который с помощью специального механизма выпрыгивал из своего убежища в кожаных наручных креплениях на правой руке. Солдаты своим смертельным хороводом окружили меня не давая сделать лишнее дыхание, они падали один за другим, как лепестки цветка вымученного упрямым солнцем. Но цветок может погибнуть еще до того как последняя лепесток отсоединится от его головы и пустится в свободное и красивый полет вниз. Моему танцу пришел конец когда эти мысли закончили свое рождение. Я смотрел как меч медленно но безвозвратно пробивает мой нагрудник и проходит дальше встречая на своем пути неутомимое сердце, наполненное свежим воздухом легкое и между двух ребер его конец высвободившись на свободу с другой стороны уже сверкал красным, а не серым окрасом на солнце, резкая боль.
    
Боль заставила меня очнуться от сна. Я задержав дыхание замер и открыл глаза но взамен того, чтобы увидеть свою удобную квартиру я продолжал стоять с мечом в груди и смотреть на палящее солнце. Я проснулся во сне, все вокруг замерло в момент когда мое сознание перестало слепо верить в реальность этих событий, только ласковый ветерок продолжал расшатывать мои волосы и щекотать лицо. Выпустив из легких пол дыхания я вытащил из себя своего же меча которым меня пронзили, солдат покорно отпустив рукоять спокойным, даже добрым взглядом смотрел на меня. Я вытер с лезвия кровь и с легким толчком меч послушно скользнул в ножнах на моем поясе. Солдаты развернулись и пошли исчезнув в клубе пыли в пятидесяти метрах от меня, я спокойно стоял глядя им в след и думал. Я был уже достаточно опытным, чтобы зайти в сон плавно и без потери сознания, но наверняка через цель моего сегодняшнего сеанса я поспешил и потерял ее на некоторое время. Эта небольшая неприятность не изменит моего намерения. 


Глава 3 

субота, 12 лютого 2011 р.

Глава 1

   Красный диск солнца (которое уже угрожало спрятаться за край горизонта) слабо отражался на высоком здании покрытом керамической плиткой. Она создавала мозаику с изображением заката. Экспозиция дополнялась сооружениями в таком же стиле, которые были разбросаны чуть позади и закрывали собой горизонт.     
  Через чуть приоткрытое окно врывался легкий ветерок и согревал мне лицо своим теплом, которое усиливалось красноватыми оттенками солнечного света, окутывало серый, могучий и нерушимый лес цивилизации. А безоблачное небо даровало столь необходимое ощущение пространства, и холодным оттенком голубизны уравновешивали последний, для меня огненный взгляд солнца в этот мир. Мое окно смотрело на восток, поэтому я спокойно лежал в тени стен на удобном диванчике и смотрел в окно. 
    Я боялся что тьма, буквально за несколько минут, начнет уверенно закрывать от меня эту красоту, нарушая равновесие и оставляя только прохладное небо, поэтому я закрыл глаза. Сон не заставил меня долго ждать и я почувствовал такое знакомое ощущение его начала. Раньше, когда это случилось со мной впервые, я боялся, боялся неизвестного и не поддавался ему. Но уже давно мое любопытство победила страх и в очередной раз, расслабившись, я отдался этому процессу. Сначала мое сознание входила в легкий медитативное состояние, затем тело начинало медленно вращаться и проваливалось в пустоту. Больше не чувствуя под собой опоры, я постепенно опускался в глубину пространства. Легкое головокружение которое меня завораживало, вращение тела и падение набирало скорости. Я начал терять контроль над плавным переходом. Послышались звуки быстрых разрядов электрического тока в розетке слева от меня, вибрирующее гудение трансформатора и нарастающий писк ультразвука, это могло послужить тормозом немного вповильнившы процесс проникновения в сон, чтобы остаться в сознании. Сосредоточив внимание на звуках я ненадолго спас сознание от неизбежного отключения но не вовремя вспомнил, что все эти звуки попадают в мозг не через органы слуха, а рождаются сразу в нем и мой мозг резко отреагировал на эту мысль отпустив педаль тормоза, в эту же секунду мою сознание накрыла черная массивная волна сна. 

Глава 2